Господи, кого мы снова решили заманить?!

Оригинал взят у dpmmax в Господи, кого мы снова решили заманить?!
3352327_large.jpeg

Вдогонку вчерашнему вечернему соцсетевому варианту всемирной истории. Тут недавно вычитал в новостях, что в России к концу 2016 года собираются создать туристический бренд страны (Пруф здесь). И что конкурс на него или вот-вот начнётся, или уже начался. Прочёл и подумал, что мне это что-то напоминает. Но что же?.. А, нашёл! Фразу "Приглашаем на экскурсию по Золотому Кольцу России"! В контексте ещё одного компьютерного варианта истории - на сей раз российской.
Collapse )

об стену

Оригинал взят у mi3ch в об стену

На карте США отмечены самые популярные профессии в 2014 году

Автономные грузовики размажут общество по асфальту

Робомобили окажут колоссальный эффект не только на дальнобойщиков, но и на всю локальную экономику, зависящую от их зарплат. И это будущее не так уж радужно. Экономики мелких городов ощутимо просядут – таких потрясений американцы не знали с тех пор, как построили систему шоссейных дорог между штатами.

Американская экономика зависит от водителей грузовиков. Согласно информации американской ассоциации дальнобойщиков (ATA), в США их работает 3,5 миллиона, а ещё 5,2 миллиона человек работает в индустрии грузоперевозок не за рулём. В сумме 8,7 миллиона человек, чья работа связана с грузовиками.

Но доходы, получаемые этими миллионами, создают рабочие места для других людей. 3,5 миллиона дальнобойщиков останавливаются, чтобы поесть, попить, отдохнуть и поспать. Вокруг них построены целые предприятия. Рестораны и мотели – лишь два примера. То есть, существуют ещё миллионы людей, зависящих от наличия у дальнобойщиков работы. Но и это ещё не всё.

Работники ресторанов и мотелей – это ведь тоже покупатели в их местных экономиках. Официанты и горничные тоже тратят свои доходы, что в итоге опять создаёт рабочие места – то есть, у теперь есть не только миллионы тех, кто зависит от дальнобойщиков, но и целые города, зависящие от всех вышеперечисленных граждан. Все эти экономики значительно усохнут при сокращении трат.

Ещё одна важная деталь – это хорошая зарплата у водителей. Примерно 40 000 долларов в год. Это больше, чем у 46% налогоплательщиков. Кроме того, это практически последняя работа в стране, которая обеспечит вам зарплату среднего класса при отсутствии высшего образования. Дальнобойщики – последние представители доведённой до нищеты популяции, которая раньше работала на производстве. Но теперь всё производство выведено в другие страны.

Получается порядка 10 миллионов работающих американцев и их семей, чей доход, частично или напрямую, зависит от работы дальнобойщиков.

Collapse )

(no subject)

всего главнее продержаться
до середины февраля
а там практически бессмертны
все кто до этого не сдох

siberian_huskie
лорре

Иркутск в 1919


Просто невероятно. В 9 минут поместилось все: колчаковцы, чешский легион, бронепоезд, городские зарисовки, Транссибирская магистраль и многое другое. Работа французского оператора.


Крестовина и прикладная лингвистика

Оригинал взят у raketchik в Крестовина и прикладная лингвистика
Есть в русском языке такие слова, я их называю слова-заместители. Это не синонимы, синонимы это другое. Это именно заместители. Вроде карточки-заместителя в оружейке. Пистолета нет, есть карточка. Из карточки не стрельнешь. Но хотя бы можно понять, где же пистолет. Вот так же и эти слова. Когда мы нужный термин по каким-то причинам употребить не можем, используем слово-заместитель. Которое конечно не отражает в полной мере всю красоту и экспрессию нашей великолепной мысли, но хотя бы помогает как-то передать смысл.

Ну вот простой пример. Вот есть в русском языке такие понятия, как проебал и спиздили. И есть для этих понятий такое слово-заместитель - делось. Куда-то делось. Совершенно бесполезное и никчемное само по себе слово, как картонка в оружейке. Но оно помогает в определённых ситуациях. Когда прямые понятия употреблять по каким-то причинам не представляется возможным.

Collapse )

О чуде и чудесах.

Говорят, что два крепостных мужика как-то возвращались из деревеньки Садовники к себе в Дьяково, вошли в туман и вышли из него через двадцать один год чуть ли не после отмены крепостного права.

Это вот Наивный травит у себя там в жэжэ какие-то допотопные байки о якобы когда-то имевших место событиях.
Начитаются чуши всякой, потом ходят сами себя пугают.
Вот я вам расскажу про настоящее чудо. Которое произошло практически на моих глазах.

Знал я одного батюшку, вполне благочиннага.
Collapse )
candle

Конец прекрасной эпохи


Потому что искусство поэзии требует слов,
я — один из глухих, облысевших, угрюмых послов
второсортной державы, связавшейся с этой, —
не желая насиловать собственный мозг,
сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск
за вечерней газетой.

Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал
в этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал,
при содействии луж порождает эффект изобилья.
Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя.
Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя,-
это чувство забыл я.

В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны,
стены тюрем, пальто, туалеты невест - белизны
новогодней, напитки, секундные стрелки.
Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей;
пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей -
деревянные грелки.

Этот край недвижим. Представляя объем валовой
чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой,
вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках.
Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь.
Даже стулья плетеные держатся здесь
на болтах и на гайках.

Только рыбы в морях знают цену свободе; но их
немота вынуждает нас как бы к созданью своих
этикеток и касс. И пространство торчит прейскурантом.
Время создано смертью. Нуждаясь в телах и вещах,
свойства тех и других оно ищет в сырых овощах.
Кочет внемлет курантам.

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,
к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,
видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.
И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут,
но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут -
тут конец перспективы.

То ли карту Европы украли агенты властей,
то ль пятерка шестых остающихся в мире частей
чересчур далека. То ли некая добрая фея
надо мной ворожит, но отсюда бежать не могу.
Сам себе наливаю кагор - не кричать же слугу -
да чешу котофея...

То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
паровоз с кораблем - все равно не сгоришь от стыда:
как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
колесо паровоза.

Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?
Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
продырявленным вправе.

Зоркость этой эпохи корнями вплетается в те
времена, неспособные в общей своей слепоте
отличать выпадавших из люлек от выпавших люлек.
Белоглазая чудь дальше смерти не хочет взглянуть.
Жалко, блюдец полно, только не с кем стола вертануть,
чтоб спросить с тебя, Рюрик.

Зоркость этих времен - это зоркость к вещам тупика.
Не по древу умом растекаться пристало пока,
но плевком по стене. И не князя будить - динозавра.
Для последней строки, эх, не вырвать у птицы пера.
Неповинной главе всех и дел-то, что ждать топора
да зеленого лавра.

декабрь 1969